Ваша корзина пуста
Сумма: 0 руб.

Программист в работе, писатель в душе

В ИТ-компании «Дата Ист» неудивительно встретить математика и философа в одном лице. Однако познакомившись с программистом, историком-востоковедом, дизайнером и писателем Василием Лабецким, начинаешь думать, что потенциал человека неисчерпаем, а геоинформационные системы объединяют уникальных людей.

В 2016 году Василий опубликовал сюрреалистическую интеллектуальную прозу «Сады Ябоневни» о жизни, путешествии в пространстве и времени, силе любви, ради которой главный герой спускается в подземное царство. Сады Ябоневни цветут в мистическом городе, которого не найти на карте, но швейная машинка времени сшивает холст жизни с холстом истории так искусно, что каждый реально может ощутить переживания героя.  

Василий получил историческое и ИТ образование в НГУ. Он закончил аспирантуру и писал диссертацию о русских путешественниках в Восточной Азии. Он бывал в Индии, Китае, Бирме, Таиланде. 

Больше года жил в культурной столице Таиланда — городе Чиангмае, около года  на острове Пхукет, полгода   в столице Непала Катманду, несколько месяцев  в южном индийском городке Тируваннамалаи и вообще в Индии. Этот опыт Василий вместил в свою прозу, написанную на границе жанров «любовная история» и отчет «о путешествии».

Vasilij-Labetskij2-e1479384411572.jpg


Книга «Сады Ябоневни»  потрясающая, в ней переплетается реальность и бессознательное, черное и белое, жизнь и смерть. Как бы ты сам определил ценность этой книги для себя?


Для меня это было дополнительным нейтральным пространством, где можно отдохнуть и в то же время поработать с эмоциями. В плане личного роста, эта книга дала мне повышение эмоционального интеллекта.


Сколько времени ты ее писал?


Написание книги заняло у меня около года, но наброски делал и раньше.


Ты интересуешься Восточной Азией, пишешь про нее, погружаешься в культуру. Почему такой выбор?


Это семейная традиция. Папа – востоковед. Он повлиял на то, что моя сестра стала китаистом, а я увлекся восточной культурой как историк. Он много ездил с археологическими экспедициями по Восточной Азии, с большим интересом относился к этнографии народов Востока.



И ты думаешь: «Зачем вообще занесло меня в этот мрачный лабиринт? Я ведь не Чохан Валиханов и не Пржевальский – им-то по политическому делу и ордена дадут, и памятник поставят, а я-то чего лезу – такой же убогий, как эти люди, которые руки греют у мусорных костров, только еще более одинокий». А потом думаешь о том же Валиханове – как он затосковал сильно и умер в свои тридцать лет, и никакие ордена его не спасли, а то, что памятник поставили, это ему, мертвому, все равно уже, и орден тоже все равно, а не все равно ему снежные вершины Тань-Шаня, небесных гор, и караван-баши с седой бородой, и кальян у костра на крыше мира тоже не все равно, и прекрасные танцовщицы в Кашгаре, и китайские гостиницы, и вдоль дороги продают острую лапшу в мясном бульоне – как сотни лет назад, так и сейчас…  В. Лабецкий «Сады Ябоневни»



Вообще быть писателем – это легко? Когда читаешь книгу, кажется, что сам перемещаешься в пространстве.


Для меня это сложно. Это самая тяжелая работа, потому что она связана с эмоциями. Здесь нет правил, на которые можно опереться,  из переживаний создаются вслепую какие-то вещи. Чтобы начать писать, нужно чтобы тебя закинуло в это состояние. Необходимо изменить угол зрения. Для меня это  большой труд, и хорошо, что читается легко.


Тираж небольшой?


Да, но есть электронная версия. По большей части книга разошлась в кругу друзей, я не продвигал ее особо.


У меня создается впечатление, что лирический герой – ты сам. Поиск себя в этом мире, между прошлым и будущем, открытие кода жизни, в котором скрыт важный для тебя смысл. Это на самом деле так?


Отчасти да, потому что моя личность участвовала в создании произведения. Но это не прямой перенос и запись конкретной истории. Это разрозненные фрагменты воспоминаний, много фантазии, много аллюзий на книги, которые я читал. Все эти впечатления нужно было куда-то деть. Я словно пространство освободил. Ведь когда читаешь много книг, и они звучат в тебе, хочется как-то транслировать это звучание.



Любовь в этом мире  не привычка людей друг к другу, потому что у них, дескать, трое детей и он ее кормит, потому что она ему еду готовит, и они не поссорились даже ни разу. А любовь – это когда ты шел-шел через жаркие предгорья, и цепи огня ползли по склонам, и ты задыхался от дыма и молил небо о дожде, а потом сел на мотоцикл и помчался, остановившись только раз у 7-eleven, чтобы купить сигарет, а потом оказался в самой высокой точке страны, в ветренном храме, и тебе даже холодно немного с непривычки, но в целом хорошо, и душа твоя отдыхает. И потом приходит сезон дождей, и любовь становится огромной, как небо, но об этом не рассказать, как Валиханову уже не рассказать о тридцать первом году жизни, потому что нет у него этого года, и его душа заглядывает в незамерзающий Иссык-Куль и видит замшелых щук с перламутровыми глазами и погибший город, который был затоплен по воле Аллаха через один-единственный колодец, откуда вода начала бить фонтаном... В. Лабецкий «Сады Ябоневни»



Кто из писателей тебя вдохновляет? Вообще есть люди, которые сыграли роль учителей для тебя?


Сейчас мне больше приходится читать техническую литературу, но среди тех, кто оказал на меня влияние и вдохновлял, особое место занимает Томас Элиот. Он тоже интересовался Востоком, был удостоен Нобелевской премии по литературе. Еще Вирджиния Вульф и Джеймс Джойс,  те писатели, которые ассоциируются с литературой «потока создания». Могу назвать еще Вильяма Берроуза. Я долго к нему подбирался, потому что у него мрачная проза. Потом оценил его чувство юмора. Несмотря на всю мрачную извращенность, он со своим опытом неплохо работает.  


Ты много путешествуешь, встречаешь интересных людей, пишешь путевые заметки. Есть места, которые бы ты особенно хотел посетить? Почему?


Моя давняя мечта – город Самарканд. Хотелось бы там побывать! Раньше там сходилось много разных нитей  информационных, экономических, исторических. Еще мечтаю посетить пещеры Могао в Дуньхуане, расположенном примерно в 200 км от города Урумчи. Дуньхуан – оазис Великого шелкового пути. Там есть пещерный храмовый комплекс, где находятся сотни буддистских статуй. Это буддизм, с которым я практически не знаком.



«Раньше некоторые решали идти по земле, и у них ничего не было, только сумка с сухарями, и лапти, и рубище с шапкой ушанкой, и зипунишко, подпоясанный веревкой, но глаза-то светлые, и, кажется, брали бы лошадь или еще что-нибудь, но смысл был в том, что лошадь не нужна, потому что идти это самое главное.  В дороге есть особая красота, и такой бедный никому не нужен: ни зверю, ни разбойнику, только Богу или типа того. И не важно, куда ты идешь, и вокруг тебя на многие километры ни одной деревни, ни одного города, только охотники жгут костры в глуши, но и они одинокие, и дальше круга от костра не видят ничего. Только, может быть, чувствуют или предчувствуют, и странника нашего тоже предчувствуют, он как светлое воспоминание пройдет, и звездочка на небе ярче загорится, вспомнится Лара Ратчадемноен, и нежные руки коснутся лба… В. Лабецкий «Сады Ябоневни»



1488094_651401438244410_326662359_n.jpg


Я знаю, что как историк ты участвовал в археологических экспедициях. Расскажи об этом периоде своей жизни. Что ты приобрел?


Думаю, что многое. Я ездил туда с детства. Во-первых, это жизнь на природе примерно по четыре месяца, во-вторых, физическая работа, в-третьих, общение с людьми. И в-четвертых, этнография  погружение в другие культуры.


Помогают ли тебе такие разные увлечения в работе, как программисту внутренних проектов? Получается, что оба полушария отлично развиты.


Думаю, помогают. Большой плюс, который я чувствую,  это приобретенная за период путешествий эмоциональная стабильность. Сложностей стало не меньше, но они перестали сбивать с выбранного направления. А направление это  вперед и вверх.


Что бы ты хотел еще в себе открыть, изучить? Возможно, узнать? И о чем мечтаешь?


В открытиях должен быть сюрприз, что-то спонтанное. Ведь открываешь принципиально новое. Я уверен, что еще будут открытия. А насчет мечтаний, хочется стабильной жизни и делать свое дело спокойно, красиво и хорошо. Вот об этом мечтаю.


 Vasilij-Labetskij-1024x685.jpg

 

Интервью записала Екатерина Вронская

 

 

 


Возврат к списку

О нас

 
СИБИНФОЦЕНТР является авторизованным центром обучения Cisco (Cisco Learning Partner), Microsoft (Microsoft Silver Certified Partner), Android (Android Advanced Training Consultants), 1С-Битрикс

На базе нашего учебного центра действуют центры тестирования Prometric, Pearson Vue, Kryterion, Castle Worldwide и ETS(TOEFL).


Мы есть в Новосибирске, Москве и Красноярске